сочинение егэ цыбулько 

Категория:

сочинение егэ цыбулько

- Слушай, Дима. А что мы пошлем солдатам в Первого мая? - спросил Олесь. - Ну вот, что бы ты послал своему отцу?

Василек будто и не слышал Олеся, старательно гонял по ладони пестрые "солнышко", нашептывая: "Лети, лети, солнышко, в мое окошко, потому что татары едут и тебя зарежут". Кузка остановилась на кончике пальца, расправила желтые крылья и полетела. И тогда парень ответил:

- Чтобы я знал, где отец, то написал бы им: приезжайте, написал бы, папа, в отпуск, у нас уже весна, женщины лопатами копают степь, скоро и картошку сажать будут. А еще добавил бы: мама сейчас бригадиршей, вас, папа, управляются ... А о Галинку и бабушку, пожалуй, не надо.

Троян задумался; от густых закрученных ресниц ( "Хоть на один вечер одолжи!» - шутили девушки) падала голубя тень.

- Лежат, вероятно, папа в окопе, командуют бойцами: «К атаке готу-у-уйсь! .."

- Может, у них патронов нету? Давай соберем. Здесь их, знаешь, как мусор.

- Как-то нехорошо - патроны ... Это же подарок. Разве что нож складной. И фонарь для разведки.

- И кисет! Федора вышила - хороший. С кисточками.

- А куда пошлем?

- Просто. Полевая почта, Трояну Андрей Васильевич. Найдут.

Циганчук беспокойно поворачивался то к Вовке, то к Олеся; бледное лицо его немного присмалив сухой загар, на щеках маковыми зернышками висиялося мелкое веснушек. Он ловил каждое слово, но ничего не мог понять.

- А? Вы о чем-то говорите?

- Солдаты! .. Подарки! Понимаешь - подарки! - прокричал ему в ухо Троян.

- А-а-а, - поднял Миша худое подбородок. - Ясно ... А я ложку вырежу. Кругленькую, с рыбьим хвостом.

"Смотри, услышал, - моргнул Олесю Вовка. - Может, ему отпустит?"

Не успели ребята как следует договориться о посылке, как вдруг оглушительно гахнуло то за камнем. Волка и Олесь вскочили на ноги. Даже Миша вздрогнул.

- Гы-гы! Испугал, трясогузы! - высунул голову из-за камня Яшка Деркач, показывая редкие зубы. - Спокойно, шкилеты, я в небо шарахнул.

Яшка повесил на плечо карабин, отряхнул галифе, стрельнул на ребят из-под рыжих, как висмалених бровей

- пастух! .. Душа в пятках теленькае?

"Чего он приперся, чокнутый Мартин? - Вовка враждебно смерил Яшку. - Так хорошо, и на тебе. Ни с того ни с сего - Деркач".

Как истинный купивчанин, Вовка настороженно относился к Мартыновке. Издавна невидимую границу разделял две соседние улицы. Почему-то считалось, что на Купивщина все жадные, а на Мартыновке - смутные. Это была явная ложь, так и там, и здесь жили одинаковые люди, и если были жадные, то к работе, и если смутные, то в веселой попойки. Родители кумувалися, девушки и парни женились, нарушая неизвестно кем заведенное границу. Правда, все это происходило до войны, когда, как говорится, было до жиру. А за последнее время нищета вивитрилы с головы и уличные клички, и наивный местечковый патриотизм, и дедовские традиции. Лишь иногда Вовка вспоминал, как раньше "христосовались" паренек - противники. Сойдясь на границе, начинали незлобливую ссору:

- Ты глуп, как Мартин.